Индиана Джонс (maev_floin) wrote in leithian_ts,
Индиана Джонс
maev_floin
leithian_ts

Эльфийская одежда и культура. Производство и употребление одежды. Орнамент. Послесловие (4)

(с) Ольга Кухтенкова (Эльгаладна)

МГ выражает благодарность автору, которая не только позволила опубликовать первую часть статьи, ранее включенную в материалы для подготовки к игре "Последний Союз"-2006, но также предоставила вторую часть, ранее нигде не публиковавшуюся.

Производство и употребление одежды. Влияние окружающей среды.

От общего продолжаем двигаться к более частному, простому и земному. Последнюю точку в рассуждении можно поставить, поразмыслив о том, в какой среде создавалась эта самая прекрасная на свете одежда, и как конкретно это происходило.

Есть у меня мысль, что каждое одеяние творилось от пряжи до готового изделия. Для одеяния ткалась специально ткань. Скорее всего, некоторые элементы одеяния были цельноткаными. Ткань производилась точно в нужном количестве. Это заодно и уменьшало количество отходов, и берегло труд (все-таки жалко тех трудов, которые потрачены на кусок ткани, отрезанный при крое, а эльфы труд должны были ценить высоко).

Когда каждая вещь – драгоценна и необходима, а мир Средиземья, к тому же, неустойчив и зыбок и постоянно в состоянии войны, нет места лишним вещам, нет места жажде накопительства. Да, эльфы по возможности, окружали себя прекрасными вещами и обстановкой. Но я думаю, что у каждого (а особенно у синдар, телери, зеленых и прочих) был минимум самых дорогих и нужных вещей и минимум одежды по сравнению с современными гардеробами. Поскольку каждый наряд творится тщательно и искусно, он носится легко и долго, он любим, и нет нужды расставаться с ним.

У каждого в гардеробе было самое необходимое, оно же - самое любимое. Сюда обязательно входила одежда для празднества, так как праздник – это отдельный мир, особое время, и смешивать его с повседневностью невозможно, а порой – и неуважительно по отношению к виновнику праздника.

Важными причинами, заставляющими эльфа поменять вкус, может быть как изменение характера или жизненной цели, так и переселение в другую местность. Впрочем, эльфу могут быть дороги воспоминания о родной среде.

Предпочтения в цветах и фактурах могли варьироваться в зависимости от места проживания. В лесных районах, долинах и низинах краски глинистого и растительного происхождения, не очень яркие, не очень стойкие. И в то же время пейзаж здесь в сближенной цветовой гамме (много оттенков одного и того же зеленого, коричневого, голубого). Все, окружающее тебя, здесь дробится на множество мелких элементов: на листики, веточки, цветочки разнообразных форм. Глядя на это, каждый стремится создавать изображения со множеством листочков и цветочков, птичек и бабочек. Житель леса берет полотно простой формы и заполняет его, глядя на лес, бесконечными растительными и животными узорами. Возможно, что чрезмерная подробность, пейзажность и яркость рисунка не приветствовались, дабы не превращать эльфа в живого носителя картины, скрывающей его самого.

В горных районах можно добывать минералы, дающие очень яркие, стойкие цвета. И, в соответствии с этим, горный и окологорный пейзаж – это самый яркий пейзаж, играющий порой удивительными сочетаниями ярких цветов. Житель гор любит линии и складки, особое внимание уделяет форме, линии изгибаются, переплетаются, ломаются, складываясь в геометрический узор. Видя свет, встающий на кромками, он украшает свою однотонную одежду тонкой сияющей линией. Видя причудливые сочетания твердых гор, глубокого неба, быстрой воды, мягкого леса, он начинает играть с поверхностями своей одежды, пытаясь повторить это разнообразие фактур.

Тот, кто любит смотреть на небо, будет играть с цветами тканей своего костюма, создавая в сочетании полупрозрачных тканей разных оттенков тонкие ощущения изменчивой дневной, вечерней, ночной или утренней атмосферы.[i]

Конечно, все эти мотивы не полностью однозначны. Одно может перетекать в другое. Жители леса – добывать минералы в горах, а горцы – беззаветно любить листву берез и хвою сосен. Сложный пейзаж природы может порождать желание простоты покроя и особенно – простоты убранства.

На костюм должны откладывать отпечаток сезоны, если они ярко выражены. Даже современный человек ощущает на себе изменения в природе. Тот же, кто живет среди нее, чувствует себя причастным к смене сезонов. Думаю, как и для китайцев, носить летом зимние цвета и наоборот, для эльфов было странно. Странно украшать теплую осеннюю одежду узорами из цветов и т.д. Сезонные одежды украшаются в соответствии с сезоном.[ii]

Из описаний, встречающихся в книгах Толкина, может сформироваться также представление о предпочтении эльфами (преимущественно нолдор) серого и белого цветов, серебра и золота, что более связано, конечно, не со средой, а с представлением о прекрасном и значимыми для культуры символами.[iii]

Трудно представить себе, из чего делали одежду эльфы и что конкретно они выращивали на нужды ткачества. Но трудно и усомниться в том, что, как и представители самых древних цивилизаций, они умели "брать все" от нитей, и делать из одного и того же материала ткани тонкие и плотные, прозрачные и блестящие, плессированные и с рисунком. Полагаю, что народ, создавший Сильмариллы и итильдин, достиг мастерства и в создании тканых материалов, отражающих свет и светящихся. От ткани в одежде многое зависит. Для полноценного воплощения идеи платья, надо специально создавать материал, который будет или правильно драпироваться, или хорошо облегать, или хорошо подходить для вышивки, или светиться, или не промокать, и т.д.

Орнамент

В исторических культурах орнамент – чрезвычайно важная часть культуры. Это не украшение по происхождению, а система образов, крепко связанная с мифологией, языком, абстрактным мышлением, художественной переработкой окружающего мира, важнейшими космогоническими понятиями. Ответ на вопрос, каким был в действительности эльфийский орнамент надо искать в мифологии и истории эльфов и в их языке. Известные нам эльфийские алфавиты также дают представление о том, как выражаются представления эльфов в геометрических образах.

Несколько слов о значении и назначении орнамента в целом. Орнамент в исторических культурах это:

1. смысловой рисунок, изображение на предметах значимых для человека и культуры образов. Эти образы могут быть упрощенными до элементарных символов (круг, квадрат, свастика, зигзаг, сетка, спираль и т.д.), как правило, обозначающих элементы космоса (солнце, землю, море и т.д.) так и очень сложными, копирующими реальные явления. Будучи изначально беспорядочными, эти образы и символы складываются в ритмизированные формы – полосы, круги, квадраты.
2. мнемоническая система, служащая передаче важнейших понятий и истории семьи (народа), в том числе и из поколения в поколение. В некоторых культурах она перерождается буквально в читаемое своеобразное "письмо" (некоторые виды африканских орнаментов на шатрах и коврах, арабески).
3. талисманы и амулеты, защитные знаки.
4. безусловно, орнамент - это украшение и творчество. Люди достаточно рано оценили не только смысловые, но и художественные достоинства орнамента, стремясь делать его художественно совершенным. Творческое переосмысление знаковых систем дало множество удивительно ярких и красивых орнаментальных систем - таких, как поздняя кельтская, скандинавская, исламская и т.д. Представителям многих исторических культур были чужды совершенно пустые пространства.

Все орнаментальные системы начинались с геометрических линий. Потом появлялись зооморфные мотивы. И в позднейшее время – подробные растительные, хотя, безусловно, в изгибе линий самых древних орнаментов можно узнать и растения. Однако, несмотря на то, что орнамент – это так или иначе переосмысление окружающей флоры, непосредственно растительный орнамент, копирующий или стилизующий без сильного упрощения ветви, листья, цветы, всегда появляется последним. Звери и птицы, фигурки людей, дополняющие его, также изображаются более точно. И появление растительных узоров связано именно с художественными достижениями, т.е. с тем моментом, когда рисующий смог ясно увидеть и передать явления природы, и когда творчество и художество начинают играть для него преобладающую роль. Растительный орнамент уже является практически чистым украшением, чистым итогом наблюдений и творчества, он не знак (хотя может быть символом), а потому не востребован в ранних культурах.

Чем более удаляется культура от природы, чем более отстраненно смотрит она на природу, тем более подробным, копирующим становится изображение объектов этой природы. Итогом является пейзаж. Но, конечно, отдельные украшения и узоры, которые могут весьма точно повторять облик растений и животных еще не являются признаком такого отстранения.

Культуры устные дают самые развитые орнаментальные системы (кельты), и именно геометрического орнамента. Там, где нельзя написать, всегда появляется узор. Культуры, узнавшие письменность, рождают гораздо более простую орнаментику, но более изысканную, с растительными мотивами (греки). Их представители более ценят пустое пространство.

Конечно, не так-то просто безусловно указать и доказать, каким образом эльфийский орнамент и эльфийская эстетика развивались, что и как предшествовало Вратам Мории, Кольцам и поясам из листиков.

Определяющую роль в облике орнамента для нас в случае с эльфами играют:

1) конечно же, климат и природное окружение,
2) практически полное отсутствие смены поколений – отсутствие необходимости передавать информацию из поколения в поколение.
3) нетускнеющая память – отсутствие необходимости записывать или зарисовывать все самое важное,
4) наличествующая в любом обществе необходимость передавать информацию от одного эльфа к другому, иметь систему знаков или сигналов.
5) преобладание устной культуры над письменной,
6) заложенная в природе склонность к творчеству и художеству.

Самое сложное заключается в том, что даже определение этих важных факторов скорее ставит перед нами множество вопросов, чем дает ответы. Ведь и области орнамента многих исторических культур нам не известно достоверно ничего, кроме самых общих мест. Многие трактовки кельтского, скажем, орнамента, остаются трактовками, и уже некого спросить – верны ли теории.

Достаточно определенным мне кажется одно – эльфийский орнамент был разнообразен в силу того, что он скорее всего являлся плодом индивидуального творчества, чем строгой традицией, переходящей из поколения в поколение. Некоторое ограничение на это разнообразие должна была наложить окружающая среда, так что, если сравнивать с историческими культурами, перед нами может возникнуть скорее европейское разнообразие. Скорее – но ни о какой идентичности говорить мы не можем.

Скорее всего растительный орнамент и изображения животных в эльфийской культуре присутствовали с самого начала и очень скоро развились. Эльфы не сталкиваются с невозможностью что-то нарисовать. На самом раннем этапе, как у народа художников, у них должен был появиться орнамент, как чистое "художество", чистое украшение, ценный сам по себе.

Творческое начало должно было проявиться так же в искусной и разнообразной стилизации объектов природы (если возможно здесь привлекать Врата Мори, как пример, то они предстают нам как стилизованные изображения деревьев и звезд, характер стилизации здесь обусловлен назначением рисунка и материалом.[iv] И чем сильнее народ связан с природой (не живет в городах или крепостях, как Нолдор), тем более вносит он стилизации в тот же растительный орнамент: когда все это – деревья, травы, цветы – постоянно находится радом с тобой и перед тобой, может родиться желание не просто повторить, а осмыслить по-особенному. Эльфы, как уже было написано, любили мир "сам по себе", поэтому мне представляется, что желание созерцать настоящее, живое создание должно было преобладать над желанием точно повторять его в мертвой материи – на бумаге, ткани и т.д. Преобладать, но не вытеснять совершенно, наверняка находились и любители копировать, особенно среди нолдор. Стилизацию обуславливает и назначение рисунка - не станковые полотна, а украшение тканей, одежды, архитектуры, украшений, оружия и т.д. – всего того, на чем нельзя и не за чем повторять листики и цветочки точь-в-точь.

К тому же стилизация в чем-то сродни "вторичному творчеству" – стилизуя, художник из того, что видит, создает свое и только свое законченное целостное произведение. Возможно, это произведение будет повествовать о каких-то значимых для художника понятиях. И таким образом родится знак, герб, родовой узор, картина мира и т.д. Родится потому, что эльф хочет выразить что-то важное, но не потому, что ему необходимо передать информацию в следующее поколение. В конце концов, может родиться и узорчатое письмо, необходимое тогда, когда нельзя сказать что-то с помощью речи.

Доказательством того, что эльфы могли испытывать необходимость в знаковых изображениях, являются, безусловно, нолдорские гербы.

Геометрический орнамент тоже является результатом чистого творчества, все его элементы рождаются из наблюдений, ни один изгиб не приходит ниоткуда. Вполне возможно, в эльфийских культурах определились даже какие-то устойчивые значения за какими-то элементами. В обратном случае, в геометрическом орнаменте им было бы практически невозможно передать что-то так, чтобы это было понятно и остальным. Остается, конечно, большим вопросом – а была ли у них вообще необходимость излагать что-то в чисто геометрическом орнаменте, не достаточно ли им было конкретных объектов природы, изобразить которые не составляло труда?

Так или иначе, в геометрии ли, в изгибах ли ветвей, потребность самовыражения или выражения каких-то важных событий или понятий была. Это то, что можно сказать определенно. И в древних культурах ни одна вещь не творилась зря, но каждая представляла собой микрокосмос, да и любой хороший художник рисует не только ради того, чтобы просто рисовать… Как культуры, даже при наличии письменности, в значительной степени живущие устной жизнью, эльфы должны были отдавать должное выражению своих мыслей через рисунок, свое понимание мира – через рисование, ткачество, ювелирное искусство и т.д. Да и необходимость передачи информации, скажем так, "горизонтально" – не от поколения к поколению, а от эльфа к эльфу

Что можно сказать о конкретных эльфийских народах? От нолдор к мориквэнди стремление к точному копированию убывала. И у мориквэнди растительный орнамент приближался к геометрическим плетенкам. И в то же время, от нолдор к мориквэнди увеличивалась знаковость орнамента, как от культуры, любящей письменность, к культуре, не увлекавшейся письмом, а значит, пользующейся другими средствами передачи информации. Поэтому и орнамент мориквенди должен был быть более геометричен. Возможно, у лайквенди орнаменты выступали и в качестве гербовых знаков.

Тенгвар говорит нам о том, что в целом плавные изогнутые линии предпочитались прямым. В тенгваре мы можем увидеть и тонкости различий между культурами – как между изящным синдаринским тенгваром, очень декоративным, с капельками на концах дуг, и нолдорским прямолинейным шрифтом, который к тому же выглядит очень нарядно и "ярко".

Послесловие

Было бы, наверно, необходимо закончить этот труд более конкретными описаниями костюмов эльфийских народов, но мне кажется, это уже выходит за рамки задач, которые я поставила. Главная цель – предложить развернутый перечень обстоятельств и закономерностей, о которых следует задуматься, когда возникает желание представить себе эльфийскую одежду. Эти описания, по толкиновской традиции, будут вынесены в приложения. Возможно, изложенное в статье будет трудно представить на практике. Мировоззрение и отдельные его элементы могут выражаться в материальной культруре по-разному. Однако, количество этих путей ограниченно. И определить мировоззрение для того, кто желает восстановить материальную культуру, – первая и главная задача. Подробный перевод теории в практику – это отдельная долгая история

--------------------------------------------------------------------------------

[i] Надо сказать, что описанный подход более родственен японскому переживанию прекрасного, нежели европейскому. Художественное восприятие реальности может быть различным, более или менее стилизованным, примерным, созерцательным или деятельным. Именно японская культура породила особую чуткость к природе в ее художественном осмыслении, особую ясность и легкость. Потому что вообще-то красота одежд множества народов очень слабо отражает особенности местности. Мысль народа-художника, оттолкнувшись от природы, очень быстро заслоняется утилитарным, а потом на него более или менее искусственно накладывается оболочка красоты, сформированная уже по другим принципам. Скромность простоты вещей (простоты как эстетической, а не социальной или моральной концепции), оттеняющей прелесть окружающего мира, также была популярна именно в японии.

[ii] Я попробовала нарисовать такое "сезонное одеяние" (осеннее) на Амроте. Теплая приталенная туника, передающая ощущение осеннего Лоринанда – на голубоватой-серой ткани вышиты темно-серые ветви с несколькими маленькими листиками – серые ветви тянутся в серое небо. www.tolkien.ru/graysilk/fantasy/elgaladna/tolkien/pictures/amroth.htm

[iii] Пример: Властелин Колец. Рассказ Халдира о лориэнских плащах

[iv] Как и многие другие зарисовки Толкина, рисунок Врат Мории навевает воспоминание о декоре ар нуво. Ар нуво, модерн – последний общеевропейский стиль (1890-1910-е гг.), знамениты прежде всего архитектурой и интерьерами, очень декоративными, наполненными изяществом, плавными изогнутыми линиями, искусно стилизованными изображениями растений, животных и птиц.

Часть I. Метод реконструкции эльфийской культуры
Часть I. Мироздание и красота
Часть II. Назначение одежды
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 0 comments